Михаил Кликин
Юрий Бурносов

ПРИЯТЕЛЬ ТРОЛЛЕЙ
отрывки


      * * * * * *
      
      Ночная стража появилась неожиданно, как и положено ночной страже. Патруль из пяти человек застал компанию в тот самый момент, когда Грифф, стоя по колено в воде, перепиливал последний прут решетки.
      - Эт-та что еще?! - гаркнул старший патруля, размахивая топором. - Решетку пилить? Кто такие?
      - Ну вот, - сказал Грифф, бросая пилку на берег. - Я, два измученных тролля да двое мальчишек против пятерых здоровенных мужиков. А завтра они будут рассказывать, что нас было тоже пятеро. А то и соврут, увеличат вдвое...
      Гай нашарил на поясе свой нож, понимая, что против топоров патруля он все равно что палочка для чистки зубов. Скратч высунул голову из мешка и зашипел. Лори вообще не был вооружен, а вот тролли приободрились. Возможность небольшой разминки после отсидки в подвале явно им понравилась. Хнаварт подхватил с земли длинную корягу, а Борр оскалил клыки и зарычал.
      - Мамочка моя, тролли, - оторопело сказал один из стражников, отступая за спины соратников.
      - Не иначе, те, что в подвале сидели, - предположил старший, продолжая крутить топором. Преображение двух безобидных с виду, пусть и здоровенных, оборванцев в опасных и страшных троллей смутило патрульных.
      - Ну, что? - с беззаботным видом спросил Грифф, отгибая перепиленный прут. - Может, отпустите нас, почтенные? Скажете, ничего не видели. И вам спокойнее, и нам хлопот меньше. А то мы ведь так просто не сдадимся.
      Борр подтвердил слова Гриффа утробным рычанием, а Хнаварт подкинул в лапе свою дубину.
      Стражники шепотом посовещались, и старший с сомнением спросил:
      - А ну как мы вас полоним да нам награду дадут? Эвона: тролли беглые, решетка попилена...
      - Ты еще до той награды доживи, почтенный, - посоветовал Грифф, кладя ладонь на рукоять меча.
      - Не, - решительно заключил стражник, оказавшийся человеком не самого робкого десятка, а может, просто убоявшись начальства и возжаждав награды. - Давай биться.
      - Биться тебе... Ну, сами напросились, - развел руками Грифф и обернулся к Гаю и Лори: - А вы давайте вылезайте, мы тут сами разберемся.
      Стражники явно было обучены брать не умением, а числом. И то верно: в Диле их основной заботой было разнимать пьяные драки в кабаках да ходить дозором по улицам, выслеживая неумелых грабителей. Рассыпавшись в нестройную цепь, они бросились в воду, вздымая брызги. Гай и Лори проскользнули в отверстие решетки, но далеко убегать не стали, наблюдая за ходом сражения.
      А сражения никакого и не было. Свистнула дубина Хнаварта, сбивая сразу троих патрульных, Борр ухватил за бока еще одного подбежавшего стражника, увернувшись от неуклюже блеснувшего топора. Стражник истошно заверещал, решив, видимо, что тут-то тролль его непременно съест.
      Гриффу достался старший, который явно имел навыки обращения с топором, но в основном как с инструментом для рубки дров. Два удара Грифф лениво парировал, а потом просто обрубил топорище.
      - Плохие люди, - прорычал Борр, отбрасывая не перестававшего верещать стражника в сторону. Тот упал в кусты и там притих, радуясь такому легкому исходу. Трое остальных, оглушенные дубиной, ворочались в воде, пытаясь встать и помогая друг другу, а старший недоуменно вертел в руках обрубок топорища.
      - Ну... стало быть... Идите, что ли, - нерешительно сказал он.
      - Да уж пойдем, - кивнул Грифф. - И не вздумайте погоню снаряжать, а то веть поймают нас - молчать не станем, расскажем в Магистрате, какие вы умельцы.
      - Да оно-то верно, - понурил голову старший.
      - И вот еще что, - продолжал Грифф, убирая меч в ножны. - Не ровен час тралланы придут, а вы тут со своими топорами, как лесники... Подумайте, как город защищать.
      Он пропустил вперед троллей и выбрался наружу.
      Так они покинули Дил.
      
      * * * * * *
      
      О том, что город близко, Тильт понял, когда повозка пошла жестче, а копыта лошадей защелкали по мостовому камню. Ему захотелось поделиться открытием с соседями, но он счел за благо промолчать, хоть и был уверен, что правящий лошадьми Ферб ничего не услышит.
      Странное это было путешествие. Четыре человека лежали тесно, страдая от неподвижности, но не решаясь пошевелиться. Они могли бы переговариваться шепотом - но не смели и вздохнуть. Общее несчастье свело их вместе, оно могло объединить их, сделать если не друзьями, так товарищами - а они боялись не только стерегущего их разбойника, но и друг друга, и даже себя.
      Стараясь отвлечься, Тильт представлял, что стал бы делать на его месте какой-нибудь героический воин. Картины рисовались самые захватывающие - такие, что хотелось взяться за перо. Он складывал в уме предложения, надеясь, что когда-нибудь сумеет перенести их на бумагу. Некоторые фразы получались весьма удачными, и он пытался заучить их наизусть.
      - Въезжаем, - вдруг напомнил о себе Ферб. - Будьте послушны, и мы все останемся живы...
      Тильт уже догадывался, что разбойник везет их в Йельтер - небольшой портовый город, известный прежде всего своим невольничьим рынком. Догадка его превратилась в уверенность, когда он услышал колокольный звон.
      Колокола были второй достопримечательностью Йельтера. Эти голоса было сложно не узнать. Именно из-за их стонов и неприятного дребезга заезжие острословы прозвали Йельтер Городом-Плаксой.
      Впрочем, еще и потому, что здесь был крупный невольничий рынок...
      Повозка сбавила ход и вскоре совсем остановилась.
      - Кто такой? - прозвучал грозный голос, и у Тильта в голове тут же возник образ могучего стража, охраняющего городские ворота. Был этот образ бородат и непомерно широкоплеч. В одной руке он держал массивную алебарду, в другой - блистающий круглый щит.
      - Из Печевиц я. Фестилом меня кличут, - ответил Ферб. В голосе его слышались смиренное почтение и подобострастие. Тильт поразился перемене, случившейся с разбойником, и лишь через секунду понял, что тот дурачится, словно ярмарочный шут.
      - Куда едешь?
      - Так рыбак же я. За сетями еду Старые сети уже ни на что не годны, рвутся, что паутина, а я слышал, лучших сетей, чем у вас здесь, никто не плетет, вот и решил, что надо мне...
      - Что это там рядом с тобой?
      - Это? Так самострел же! Я было хотел пистоль купить, да дороговато оказалось, и напугали меня, что он сам пальнуть может, если не так что делать. Вот и решил я тогда самострел взять. Сами знаете, дороги сейчас опасные, а мне ведь из самых Печевиц ехать, вот я и надумал, значит, на всякий случай...
      - Ладно, проезжай!
      Тильт выдохнул.
      Закричать? Задергаться?
      Сколько там стражников? Может, успеют схватить бандита? Услышат шум, увидят, как смиренный рыбак ловко подхватывает арбалет, может, и меч заметят, сообразят, что к чему, накинутся...
      Ну, а если нет?
      Если не успеют?
      - Давай быстрее, Фестил из Печевиц! Не загораживай ворота!
      - Конечно, господин, конечно. Извиняйте, замешкался.
      Фургон дернулся. Зацокали копыта. Кто-то - Тильт не сомневался, что это был широкоплечий бородатый страж - хлопнул рукой по борту повозки. И тотчас обернувшийся Ферб холодно и тихо предостерег:
      - Не глупите...
      Больше их не останавливали. Лишь несколько раз какие-то люди приветливо здоровались с Фербом, интересовались, откуда он прибыл, и спрашивали, не слышал ли почтенный рыбак новостей о выступившем в поход бароне и обосновавшихся в лесах разбойниках. Ферб спокойно отвечал, что в придорожных трактирах поговаривают всякое, но доверия таким слухам никакого. Сам же он барона не видел. Не видел и разбойников. Потому сказать ему нечего.
      - Будьте здоровы, - завершал свою короткую речь Ферб, и повозка двигалась дальше.
      Дальше - по направлению к невольничьему рынку, как догадывался Тильт. И эта догадка совсем его не радовала. С нарастающей тревогой вслушивался он в окружающие звуки, ожидая услышать причитания и стоны рабов, окрики торговцев, щелчки плеток и унылое звяканье кандалов. Ему не доводилось бывать на площадях, где торговали живым товаром, но он не сомневался, что в местах этих обязательно должны быть клетки, набитые измученными людьми, помосты, похожие на эшафоты, измазанные кровью столбы с цепями и пропахшие мочой ямы, накрытые железными решетками.
      Наверное, он сильно удивился бы, если бы увидел, как на самом деле выглядит невольничий рынок.
      Но не довелось.
      Повозка остановилась в тихом месте, где гулял пахнущий солью ветер, где кричали чайки, и вода тяжело плескалась меж свай. Если поблизости и находились люди, то они ничем себя не выдавали.
      Шло время, но ничего не происходило. Тильт впал в странное оцепение: он вроде бы спал, но сон его был тесно связан с реальностью. Он слышал, как Ферб насвистывает какую-то песенку, слышал, как лошади переступают копытами, как поскрипывает упряжь; он чувствовал, как дышат соседи, ощущал запахи близкого моря, старой соломы, конского пота... И на все это наслаивались странные видения, нечеткие обрывочные картины.
      Клубящаяся туманом бездна.
      Скалы, тонущие в земле.
      Тень, грызущая камень.
      Рвущиеся в небо языки огня.
      И кровь...
      Видения повторялись, перемешивались; низкий гул забивал голову; пронзительный свист резал слух; копыта дробили камень; рыдали колокола; стонало море...
      - Ты приехал рано...
      Бесформенная тень выдохнула горячий туман.
      - Я торопился. Я знал, что найду вас здесь. Пусть даже и раньше срока.
      Блестящее лезвие, формой похожее на тополиный лист, взрезало вену.
      - Мы знали, что ты можешь появиться раньше. Они у тебя?
      Черная кровь плеснула на желтый пергамент.
      - Да. Четыре человека. Четыре писца.
      Вздрогнула - и рассыпалась огромная гора.
      - Хорошо. Надеюсь, среди них есть тот, кто подойдет нам.
      - Но я думал, вам нужны все.
      - Не волнуйся, мы заплатим за каждого.
      - Как договаривались?
      - Да.
      Тильт вдруг понял, что разговор происходит вне его видений, - и очнулся. Боль ударила в голову, виски словно раскаленными гвоздями пронзило - он застонал, дернулся, забыв о предостережении разбойника, о заряженном арбелете и об остром мече.
      - Что это? С ними все в порядке?
      - Должно быть, да. Я не проверял.
      - Ты понимаешь, что нам нужны здоровые люди? Не калеки. Мы не заплатим тебе за калек.
      - Там нет калек.
      - Хорошо, посмотрим.
      Хлопнул тяжелый полог. Сползла присыпанная соломой рогожа. Кто-то крепко ухватил Тильта за ноги, потянул к себе.
      - Помоги, не стой столбом.
      - Конечно...
      Его перевернули на спину, шлепнули по щеке, сильно встряхнули.
      - Просыпайся, почтенный мастер.
      Тильт открыл глаза - и едва не закричал.
      
      * * * * * *
      


Все mексmы, nреgсmавленные на сайmе, являюmся собсmвенносmью авmора