Михаил Кликин
о ф и ц и а л ь н ы й     с а й т
 главная    гостевая книга 
  ЧИТАТЕЛЯМ писателям издателям  
      предложения сотрудничества
  романы, повести, рассказы - тексты и аудиокниги     материалы о всех сторонах  литературной работы
 
 О рассылке

подпишитесь на новости сайта

  »  Об авторе
  »  Библиография
  »  Интервью
  »  Рецензии

  »  Галерея
  »  Форум

 Рецензии

Книга демона :: Личный друг бога :: Страж могил :: Идеальный враг :: Малыш и Буйвол :: Ни слова о магах

Книга демона

      В нынешнем году это второй фэнтезийный роман с главным героем-переписчиком (письмо – странное, сакральное занятие, кому как не фантастам знать это). В дяченковском «Медном короле» ремесло героя оставалось на обочине сюжета. В «Книге демона» (авторское название «Чернильные души») Кликина и Бурносова герой получает власть переписывать мир по своему усмотрению. Тем самым авторы попадают в самое сердце жанра: ведь со-творение, создание вторичного мира собственной фантазией считал целью волшебной сказки законодатель Толкин. К сожалению, эта волнующая тема разворачивается в полную силу только в самом конце, когда, поглядывая на малость оставшихся страниц, начинаешь подозревать, что закруглить повествование в столь ничтожном объеме никак не возможно. Но вдруг действие начинает скакать в бешеном темпе, и развязка, хоть и балансирует опасно близко от понятия «слив», но происходит все-таки самым примерным образом. Такая неровность темпа, при которой история начинается очень неторопливо и разбегается лишь с середины, – главная претензия к роману. Похоже, что так вышло нечаянно: два автора просто не сразу поняли и договорились, о чем собственно будет роман. Но сработаться им удалось. Если поначалу еще легко отличать доброе бытописание Кликина от бурносовских апокалиптических страстей, то к концу все смешалось – апокалипсис таки разъел бытовуху, ожившие мертвецы полезли из всех углов.
      Два автора и две сюжетные линии, пересекающиеся лишь на последних страницах. Два героя-писца, которые, судя по их мастерству, и не мальчишки уже, но ведут себя точно инфантильные хоббиты. Такое проклятие жанра, от родоначальника пошедшее: чтобы сначала были игры на лужайке и домашние пирожки, а потом скрежет зубовный и спасение мира от Древнего Зла. Эволюция образа, роман воспитания – это для фэнтези хорошо. Но главное все же – картинка. Яркая, насыщенная движущаяся живая картинка. Тут авторы преуспели, нарисованное ими можно рассматривать. А можно глотать на бегу, увлекшись действием. Квест с приключениями компании колоритных персонажей – это одна сюжетная линия. В другой – герой пленен, и единственное, что ему остается, это внутреннее развитие. И та, и другая линия интересны по-своему, хоть ближе к концу авторы и злоупотребляют нарезкой кадров – эпизоды с той и с другой стороны чередуются с возрастающей скоростью. Предугадать, каким образом и для чего сольются два сюжетных потока, почти невозможно – тем более, что время в них течет совсем по-разному: в одном проходят дни, в другом – годы. Но когда точка слияния уже видна и общий сюжет перед читателем нарисовался, понимаешь, что роман не прост, не сюжет тут главное, а идея. «Книга демона» (на самом-то деле «Чернильные души»!) рассказывает о писательстве. Герой, сидящий в неволе у жутких уродов-бесопоклонников и старательно выписывающий в режиме он-лайн конец света, – становится писателем, преображающим мир. И все приключения, происходящие в квестовой линии, – всего лишь результаты его трудов. Не авторы пишут книгу, а ожившая книга пишет сама себя. И все замшелые фэнтезийные штампы, налезающие друг на друга, происходят не от недостатка фантазии авторов, а из закономерностей мира, самого себя воссоздающего. Эта замечательная идея подана впопыхах, на бегу, скомканно, однако ж открытие, к которому приходит герой-писатель, от этого не обесценивается. «Достаточно было найти нужные точные слова... Вещь, чья душа оказывалась запечатленной на бумаге, далее подчинялась воле писца. Он мог сделать с ней что угодно, надо было лишь подобрать подходящие слова, правильно связать их в предложения, удачно выстроить их в абзацы и главы». Да это ведь авторы свое ремесло объясняют!

      В.Иванченко, "Книжная витрина".


      Прежде всего следует отметить, что первоначальное название «Чернильные души» гораздо полнее соответствует той смысловой нагрузке, которую вложили в текст авторы. Зачем издательству понадобилось менять удачное, оригинальное и концептуальное название на более шаблонное, история умалчивает. Но «Книга демона» гораздо больше повествует нам о чернилах и о душах, нежели о демоне и его книге. В ней рассказывается о том, как автор произведения может влиять на читателя, а в более широком смысле и на весь мир в целом. В реальной жизни, в нашем мире, талантливо написанная книга способна оказать заметное влияние на человека. Изменить его идеалы, устремления, образ мыслей или действий. Чем лучше написана книга, тем у большего количества людей она найдёт отклик, а, значит, тем больше будет сфера её влияния. В описанном авторами мире возможно преступить грань между опосредованным и непосредственным влиянием книги на мир. В каком-то смысле книга демона — это образ идеальной книги. Описания, которое неотделимо от описываемой реальности. Которое не только точно соответствует описываемому предмету, человеку или событию, но тождественно ему. Эта та высокая степень искусства, когда любые изменения в объекте отражаются в его описании, которое просто не способно содержать в себе неточности, и в то же время, любое изменение в описании отражается на самом объекте, меняет его.
      Каковы же пути достижения этой цели?
      В первую очередь — мастерство во владении словом. За свою историю любое человечество (реальное или вымышленное) создаёт огромное количество слов. Языки рождаются, растут и умирают. Слова в них меняются вместе с миром. Где-то кто-то наверняка уже нашёл самое удачное слово для описания каждого отдельного предмета, явления или свойства. Надо только научиться из всего множества вроде бы одинаковых слов брать самое точное. Так возникает связь от описываемого к описанию. Правда при таком подходе текст получается довольно специфическим. В нём присутствует вавилонское смешение языков. Для автора, способного творить на этом метаязыке, нужен специфический читатель. Не человек, а мир.
      Но мироздание разборчиво, оно не читает всё подряд. Талантливые книги или надписи на заборах — ему всё равно. К нему нужно обратиться, привлечь внимание к своему тексту. И тут не помогут спам, чёрный пиар и другие популярные методы «раскрутки». Единственный способ — вложить в текст душу (что бы ни скрывалось за этим понятием). В вымышленном мире, это можно сделать механически (точнее химически), добавив в чернила кровь автора. Так сказать, привнести стальную волю автора в текст. Должно быть, не случайно важнейшим компонентом крови и чернил является железо. Но это примитивный и неэффективный способ. Всё равно, что ждать у кучи хвороста, когда в неё ударит молния, вместо того, чтобы взять кремень и кресало. Есть другой способ: надо выстрадать текст, сделать его частью себя и своей жизни, и тогда фантазия приобретает черты реальности, возникает обратная связь.
      Человек, способный на такое, — это идеальный автор. Эталон, к которому... А нужно ли к нему стремиться? Да его возможности огромны, его власть безгранична. Но ему уже не нужны обычные читатели, да и читателям он уже не нужен. Потому что в описанном методе достижения цели кроется одно противоречие. Пока автор вынужден влиять на мир опосредовано, через читателя, он может делать это только одним способом — вкладывая идеи в свои тексты. Но если ты можешь непосредственно влиять на мир, то идейность из него исчезнет, как из приказа или инструкции. Ведь он уже не должен никого ни в чём убеждать, он может просто диктовать природе, ставить её перед фактом. Что написано пером... Поэтому подобный автор подобен сферическому коню в вакууме: с одной стороны совершенно идеальный он достиг вершины творчества, с другой — его творчество лишилось привычного нам смысла. Он уже за гранью. Он уже не автор, а скорее бог, и ему нужны не читатели, а почитатели.
      Отрадно, что книга написана двумя такими неидеальными авторами, и в ней содержится такая интересная и спорная идея.
      Но кроме обсуждения интересной идеи, после прочтения книги хочется затронуть ещё одну тему. Тему канона, а точнее шаблона в современном российском фэнтези.
      В последнее время всё чаще мне встречаются книги, написанные интересно, хорошо, можно даже сказать, добротно, но как будто по единому шаблону. Герой такой книги обычно слаб. Он не имеет изначально цели. Просто волей случая оказывается в неудачном месте в неудачное время. Волны судьбы захлёстывают его, подхватывают, несут. Он обретает некое тайное знание или силу, или артефакт. За ним охотятся ужасные (или все из себя такие правильные) колдуны. Он убегает. Он скитается, обретает и теряет по дороге друзей и защитников, врагов и предателей. Все вокруг него говорят загадками или пытаются манипулировать главным героем, а в крайнем случае убить его. Нам в обязательном порядке будут явлены трактир, лесная чаща (либо другая труднопроходимая местность), чудовища в тумане или из тумана, город в осаде и различные ужасы войны (ужасная, трагическая и нелепая смерть какого-нибудь третьестепенного персонажа, оторванные руки, ноги, головы и вывороченные кишки). Эта схема, исполненная в разных вариациях уже вязнет в зубах.
      Сказать по правде, от совместного романа Юрия Бурносова (автора таких не типовых произведений, как трилогии «Числа и знаки») и Михаила Кликина (дебютировавшего когда-то оригинальным сборником «Три легенды») я невольно ожидал чего-то необычного, неординарного не только в идейном плане, но и в плане сюжета, формы, стиля. Но, увы... в этом отношении книга получилась хоть и очень качественной, но совершенно типовой, ничем не выделяющейся.
      Но может быть нас ждёт более оригинальное продолжение. На возможность его появления намекают открытый финал и одна незавершённая сюжетная линия.

      Алексей Кожевников



Личный друг бога

      Михаил Кликин — писатель в некотором смысле парадоксальный. С одной стороны, его произведения написаны очень просто. Он не злоупотребляет придаточными предложениями и многоэтажными метафорами, его фразы коротки и точны. В то же время, читаются эти тексты, как говорится, “навылет”. Такого эффекта Кликин достигает благодаря запутанной, почти детективной интриге и выразительным образам героев — проработанным, впрочем, не слишком глубоко. Касается это и новой книги писателя, романа “Личный друг Бога”.
      В смоделированной при помощи компьютеров виртуальной Вселенной, где среди эльфов и гномов, магов и мечемашцев “оттягиваются” игроки из нашего мира, появился новый персонаж. Он превосходно владеет мечом и магией, легко расправляется с могущественными Мастерами Ордена Смерти, но при этом страдает амнезией. Он уверен, что является игроком, а не просто компьютерной моделью с уникальными характеристиками. Однако проснуться, вернуться в реальный мир он не способен. Ах да, еще его невозможно убить: погибнув, он всякий раз теряет память и возвращается в Черное Урочище, чтобы начать путь с начала.
      Нетрудно догадаться, что на протяжении всего романа герой будет выяснять, как же он дошел до жизни такой. И, естественно, его квест увенчается успехом. Однако при всей своей простоте разгадка окажется не вполне тривиальной... Кстати, несмотря на то, что новый роман — прямое продолжение “Личного врага Бога” (именно этой вещью автор дебютировал в 2001 году), его вполне можно читать и как отдельное произведение.
      Итог: в общем, с прозой Кликина та же история, что и с большинством детективных романов: не факт, что эту книгу захочется перечитывать, но проглатывается она мигом.

      В. Владимирский, 2006





Страж могил

      Сколько бы ни спорили критики, первое и главное, на что обращает внимание читатель, — сюжет произведения. В этом плане роман Кликина не разочарует любителей фантастики... по крайней мере, поначалу. Михаил умеет закрутить интригу, увлечь публику неожиданной загадкой. Ключ к Главной Тайне “Стража могил”, например, следует искать в детстве главных героев. Трое подростков, нарушивших главные правила обращения с “живыми мертвецами” (не прикасаться, не разговаривать, не смотреть в глаза), дорого заплатили за свою ошибку. Девочка ослепла, один мальчик перестал чувствовать ногу, другого каждую ночь преследуют кошмары... Но постепенно дети растут, и становится ясно, что встреча с неупокоенным изменила их не только физически. Сверхъестественные способности, просыпающиеся в подростках, делают их париями, но в то же время дарят калекам новый смысл жизни. Девушка становится собирательницей душ, один из юношей — охотником на мертвяков, а второй... Впрочем, об этом умолчу, дабы не портить вам удовольствие от чтения. Ведь тот, с кем свела героев судьбы, был не рядовым мертвяком, а самим Кхутлу, великим и ужасным некромантом, чуть было не поставившим весь мир с ног на голову. Не зря его имя так напоминает лавкрафтовского Ктулху...
      Увы, лишь необычное, из ряда вон выходящее проявление зла способно испугать человека. Мертвяки же, как постепенно выясняется, вполне рядовое явление для мира, который описывает Михаил Кликин. Справедливо заметил при обсуждении этого романа один популярный писатель: пока “живых мертвецов” можно пересчитать по пальцам, от каждого мороз пробирает по коже. Но если “зомби” начинают маршировать по дорогам колоннами, это чувство притупляется. И вот тогда Кликин принимается нагнетать обстановку. Оказывается, могущественный Кхутлу не умер, а хитро спрятался. Теперь он набрал достаточно сил для новой попытки воплотить в жизнь давнюю мечту: наводнить мир мертвяками, поправ таким образом саму смерть. Как принято в жанровой литературе, судьба вселенной зависит от выбора, который придется сделать героям в самый последний момент. К сожалению, умение закрутить интригу не всегда подразумевает умение из этого хитросплетения выпутаться: финал “Стража могил” достаточно банален, ближе к концу возникает искушение перелистать страницы, не читая.
      К несомненным достоинствам прозы Михаила Кликина относится кажущаяся простота стиля. Точные формулировки писателя не требуют дополнительных пояснений и лишних эпитетов — такого эффекта можно достичь лишь благодаря тщательной и кропотливой работе над текстом. В то же время стиль Кликина не становится телеграфным, автор не сбивается на “он пошел/она сказала”, фразы эмоционально окрашены и не лишены выразительности. Но самое важное — в своей книге Михаил пытается в меру сил примирить нас со Смертью. В “Страже могил” именно упокоенные на вселенском Кладбище тела становятся тем компостом, из которого прорастают цветы новой жизни. Авантюрно-приключенческое фэнтези, конечно, не самый подходящий жанр, чтобы поднимать столь сложную и болезненную тему. Но сама попытка автора выйти на философское обобщение подобного уровня уже заслуживает аплодисментов читателей.

      В. Владимирский, 2005







Идеальный враг

      Прежде всего на эту книгу обратят внимание те, для кого сентенции типа "хороший Чужой - мертвый чужой" или "бей Чужих, спасай планету" являются родными и близкими. Этому факту немало способствует как оформление довольно-таки объемного тома, так и аннотация на задней обложке оного. Но не будем торопиться с выводами.
      Михаил Кликин принадлежит к новому поколению писателей-фантастов. Он дебютировал в 2002 году, и первые его произведения вызвали хоть и сдержанное, но недвусмысленное одобрение жанровой критики. В связи с чем новый, четвертый по счету, роман писателя "Идеальный враг" вызывает поначалу некоторое недоумение.
      Перед нами практически беллетризация компьютерной игры UFO, да и композиционно текст распадается на несколько кусков. Главный герой - рядовой международных оборонных сил UDF (United Defence Force) Павел Голованов - как бы переходит с уровня на уровень, доказывая свою состоятельность во все более усложняющихся условиях. Однако где-то к середине второго уровня в душу читателя закрадывается подозрение, что текст не так просто, каким хочет казаться, и ключевым словом к пониманию этого становится фраза, вынесенная в заголовок романа.
      "Враг, похожий на друга, - это идеальный враг, страшный враг" - вкладывает в уста Голованова свои размышления автор. Истекающий зловонной слюной комиксовый Чужой - неприятель явный и понятный. А тот, кто под видом борьбы с Чужими овладевает все новыми территориями и превращает "неперспективные" нации в "пушечное мясо" - неужели союзник?..
      К сожалению, к финалу М.Кликин упрощает повествование, сводя все к довольно тривиальному итогу: во всем виноваты янки. Но таковы сейчас настроения, царящие в обществе. Молодой фантаст лишь отразил их. За последние несколько лет что-то не припомнится ни одного внятного НФ-произведения, в котором бы встречалось позитивное отношение к нашему главному союзнику по антитеррористической коалиции.

      А. Синицын, 2004


      С некоторых пор с интересом слежу за творчеством Михаила Кликина. Предыдущая его книга, вышедшая несколько месяцев назад, "Малыш и Буйвол", представляла собой классический образец "героической фэнтези". Новый роман, "Идеальный враг" - столь же классический "фантастический боевик" а`ля рус. Вещь эта похожа на "Правила подводной охоты" Дмитрия Янковского, появившиеся недавно в той же серии. Снова перед нами история молодого солдата, новобранца армии, сражающейся с чудовищными монстрами. У Янковского это боевые биомехи, заполонившие моря и океаны планеты, у Кликина - пришельцы-экстерры, обосновавшиеся на Луне, Марсе и других планетах Солнечной Системы. Запутанные взаимоотношения между молодыми и опытными солдатами, слова о долге и предназначении воина, боевые вылазки, потеря друзей, все усложняющиеся миссии... Расклад вполне традиционный, еще со времен "Звездной пехоты" Хайнлайна. Поначалу происходящее на страницах романа Кликина напоминает знаменитую игру "X-com: Враг неизвестен", но неожиданный сюжетный поворот переводит действие в иную плоскость. Для приключенческой вещи "Идеальный враг" сделан грамотно, мастеровито и изобретательно - рекомендую тем, кто не ждет от книги откровений, но ценит точность формулировок и ясность авторской мысли. Не разочаруетесь.

      В. Владимирский, январь 2004



Малыш и Буйвол

      Два воина-наемника, мечник и лучник, за сходную плату восстанавливающие справедливость и борющиеся с беззаконием, лучшие воины, готовые не только выступить против расплодившихся разбойников, но и сразиться со сверхъестественными существами, а если придется - бросить вызов самим богам... Знакомая пара, правда? "Архетип близнецов" чуть ли не с античных пор пользуется в литературе устойчивой популярностью: Дон Кихот и Санча Панса, Робинзон Крузо и Пятница, Арнольд и Грегор, Петька и Василий Иванович... В фэнтези прямыми предшественниками Буйвола и Малыша, героев нового романа Михаила Кликина, можно назвать Фафхрда и Серого Мышелова из знаменитых хроник Фрица Лейбера (хотя не из одних, конечно). Может быть, Буйволу порой не хватает показного простодушия Фафхрда, а Малышу - ехидности Мышелова, но в целом персонажи вполне узнаваемы. Бросившие вызов Року, божественному предопределению, друзья-авантюристы, безоговорочно доверяющие лишь друг другу, невольно вызывают симпатию даже у человека, весьма далекого от увлечения фэнтези. Словом, перед нами приятное, спокойное чтение - может быть, не претендующее на особую оригинальность, но в своей весовой категории вполне достойное.

      В. Владимирский,октябрь 2003





Ни слова о магах

      Структура мира, который описывает в своей книге Михаил Кликин, давно и хорошо знакома любителям фантастики. Мир-портал соединяет многочисленные вселенные, каждая из которых живет по своим собственным законам: в одной обитают дикари-троглодиты, в другой господствуют Стрелки, словно вышедшие из классического вестерна, в третьей работает на полную катушку магия, в четвертой царит средневековье - и так далее, и тому подобное, до бесконечности. Примерно такое же мироустройство описывал Степан Вартанов в своей знаменитой "Белой дороге". Задача у героев Кликина тоже в общем-то не хитрая: спасти человечество от Роя жутких созданий, раз в несколько столетий уничтожающих все живое в центральном мире. А для этого нужна - всего ничего! - команда из мага и четырех обычных людей, потерявших все, что имели. Оригинальностью сюжет, надо признать, не блещет, но есть у него ряд достоинств, которые позволяют посмотреть на это сквозь пальцы. Прежде всего, Михаил Кликин убедителен. Он настолько тщательно и реалистично описывает слова и поступки людей, оказавшихся в самых экстремальных, самых неожиданных обстоятельствах, что создается ощущение, будто делается это специально в пику тому примитивизму, что процветает в серии "Фантастический боевик". Автор показал себя настоящим профессионалом: методы, которые он использует, полностью соответствуют художественным задачам, которые он ставит. Со вкусом и с чувством юмора у Кликина тоже все в порядке. Писать просто и увлекательно, но без пошлости и примитивизма - это уметь надо. В общем, после "Ни слова о магах" я решил обязательно найти и прочитать две предыдущие книги писателя, чего и вам желаю. Жаль только, что это любопытное издание было высокомерно проигнорировано нашей жанровой критикой.

      В. Владимирский,май 2003

      Любопытство сгубило уже не одну тысячу кошек.
      Это же относится и к людям. Вечно они ищут приключений. На разные части тела. А потом не знают, что с этими приключениями делать, когда части тела начинают болеть и чесаться. Вот и Михаил Кликин в своём романе "Ни слова о магах" рассказывает об одном таком пареньке по имени Стас, которому дома не сидится. Тяга к странствиям заводит его в Зону - таинственный лес, в котором бесследно исчезло немало таких "путешественников". Вот и он: зашел в лес жарким летом, а вышел лютой зимой. И вообще на другой планете. Хорошо, что еще рядом маг проходил. Взял под крыло путешественника. А то бы сгинул тот, часа не прошло бы. Центральный мир. Уанроан. Мир, находящийся во времена мечей и луков. Как на большом перекрестке в нем пересекаются множество миров. Пересекаются по системе, понятной только считаным людям - математикам, способным просчитать запутанные закономерности открытия Ворот. Самыми опасными существами там считаются Стрелки - приходящие из единственного мира, где известно огнестрельное оружие.
      Самые опасные до того времени пока не придет Рой!
      Раз в 204 года открываются Врата и Уанроан заполоняют орды жутких существ, уничтожающих все живое - от них нет спасенья. Только некоторым удастся спастись, на многие десятилетия, спрятавшись под землю до тех пор, пока Рой постепенно не исчезнет. Есть слабая надежда остановить Рой, пока он не успел закрепиться в новом мире - не дать ему построить Гнездо. И могущественный маг, с которым волею судьбы сталкивается Стас, хочет попытаться осуществить это.
      Но мечам и магии не под силу добиться этого. И тогда приходит время пороха и пушек.
      Роман хороший. Хороший, несмотря на расхожесть сюжета, скудно описанные миры и некоторую затянутость. Совершенно точно можно сказать, что Михаил Кликин писать умеет, и читать его очень приятно и увлекательно. А малозначительные недочеты складываются из-за недостатка опыта. Что, как известно, проходит, если тренироваться постоянно…

      Д. Чечуков, 2003